Пятница, 20.04.2018, 12:00
 
Начало Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Категории каталога
Мои статьи [399]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1470
 Каталог статей
Начало » Статьи » Мои статьи

Л.Некрасова: "Яковлев дал пассионарный толчок"

Лидия Дмитриевна Некрасова, историк, исследователь, Москва

 

 

-Когда и в чьей семье вы родились?

 

-Родилась 15 октября 1951 года, в Москве. Я - дочь Дмитрия Алексеевича,  самого младшего внука Ивана Яковлевича Яковлева,  сына его дочери Лидии Ивановны.

У Яковлева было трое детей: Николай, Алексей, Лидия.

У Алексея  - тоже трое: Наталья, Иван и Ольга.

Наталья эмигрировала во Францию, где вышла замуж за человека по фамилии Маару.
Сейчас там яковлевских потомков - две семьи.

Другие дети Алексея  - Иван  и Ольга  - жили в Москве. Потомков у них не было.

У другого сына Ивана Яковлевича, Николая, тоже детей не оказалось.

Получается,  в  России  остались  только  дети  дочери Ивана Яковлевича  - Лидии  Ивановны.

 

-Как у нее сложилась  семейная  жизнь?

 

-Лидия  Ивановна, моя бабушка, была замужем за Алексеем Дмитриевичем Некрасовым, профессором биологии, который до революции преподавал в Московской сельскохозяйственной  академии.

После революции его пригласили  в Нижний Новгород – преподавать и организовать там биологическую станцию.

Он поехал без семьи, курсировал  из Москвы в Нижний Новгород и обратно.

Их дети:

Екатерина, она  умерла в 1911 году от скарлатины;  

Лидия;  

Алексей - умер  очень юным от туберкулеза,  был многообещающим археологом, историком, ему принадлежит несколько интересных   исторических  работ; 

Анна – трудилась режиссером детского театра;

Екатерина -  искусствовед,  филолог,  доктор наук,   была профессором МГУ, работала в Академии наук.

Дмитрий, Дмитрий  Алексеевич - мой отец.

 

-Расскажите о нем.

 

-Он всю жизнь трудился инженером-электриком в проектном институте ГИПРОАВТОПРОМ. Во время войны служил в зенитных войсках на юго-западном направлении.

Сложности  у   него начались,  когда  его мать,  Лидия Ивановна,  была в 1937 году репрессирована по  ложному обвинению:  шпионаж в пользу Англии и Америки. Она  работала  переводчицей, знала восемь языков и, соответственно, по  роду своей профессиональной деятельности была вынуждена встречаться с иностранцами.  Переводчик, никуда не денешься.

На нее написали донос:  «передает сведения американцам».

Существует дело, нам дали возможность с ним ознакомиться.

Папа после того, как сняли Берию,  немедленно подал заявление с просьбой снять  обвинения с Лидии Ивановны.

Вот  ответ 1958 года на его запрос: «Обвинения - ложные», «она реабилитирована».

Отец был человеком очень мягким, тихим и деликатным, но  обладал очень большим мужеством: чтобы подать такое заявление до XX съезда КПСС надо быть человеком не робкого десятка, поскольку культ личности к тому моменту еще не разоблачили.

…Копию его протеста нам предоставили уже после 1990 года.

Отец  интересовался гуманитарными науками, но путь к ним ему  оказался закрыт. После войны он закончил инженерный факультет института. Инженером – электриком трудился в Государственном проектном институте автомобильной промышленности. Участвовал в проектировании тольяттинского автомобильного  завода: его институт и делал проект.

Жили мы в  квартире на Савеловском переулке - теперь он называется Пожарский, в которую переехали Лидия Ивановна с  Екатериной Алексеевной после смерти Ивана Яковлевича.

Дом в 2003 году сломали, а в тридцатые годы это  было относительно  неплохое жилье.

…Сначала туда переехали Анна Алексеевна, бабушка и папа.

В 1950-х года тетя Аня  вышла   замуж за Бориса Александровича Покровского и получила квартиру  на улице Горького, в доме Большого театра. 

А  папа с мамой остались в коммунальной  квартире. Мы занимали две комнаты. Одна из них была перегорожена,  там жила  дальняя родственница Бориса Александровича Покровского,  дом которой  разбомбили во время войны.

В 1953 году дедушка, Алексей Дмитриевич Некрасов, вышел на пенсию и переехал из Горького в Москву, ему было около восьмидесяти лет. Он  жил с нами в доме на Савеловском переулке.

В Горьком он заведовал кафедрой биологии,  занимался биологией беспозвоночных, организацией и работой биостанции для горьковского университета. Преподавал, читал общую биологию, историю биологии.

Историю биологии он читал и в МГУ тоже: у меня была подруга детства Наташа Малеева, ее отец Евгений Александрович Малеев,  профессор МГУ, занимавшийся галапагосскими варанами, ученик дедушки.
Видимо, какой-то курс в МГУ мой дед тоже вел, поскольку периодически курсировал из Москвы в  Горький и обратно.

 

-Ваш отец помнил  своего деда, Ивана Яковлевича Яковлева?

 

-Папа родился в 1914 году и хорошо его помнил, рассказывал о том,  как  семья  жила в Соломенной сторожке.

По его словам,  Яковлев был человек очень суровый.

В доме имелись определенные правила. Не позволялось  заходить в комнату, где  жили дед  с бабушкой, без стука. Обязательно следовало вечером зайти и сказать: «Спокойной ночи», а днем: «С добрым утром».

Отец рассказывал, что к концу жизни дедушка передвигался с трудом.

 

-После того, как Лидия Ивановна в 1937 году оказалась  репрессирована, как сложилась ее судьба?

 

-Она умерла в 1942 году в  Нижнеколымском лагере. Дед туда ездил.

Ее письма сохранились, и Катюша передала их недавно Чувашскому государственному университету. Мы сохранили ксерокопии.

 

-О чем они?

 

-Ну, о чем может писать человек в лагере? В основном, «кушать хочется».

Письма, в общем, страшные.

Иногда она присылала не письма, а картиночки-записочки, уже не деду, а тете Кате.

Там есть одна записочка на чувашском языке.

Ее  примерный  перевод  мне  продиктовали  на  даче  ребята,  строители из Чувашии:

«Судьба человека - прямая.

Но горе и мучения вьются вокруг него, как змея.

Есть счастье  одно  на жизненном пути,

как полевой цветок.

Когда солнце засветит, цветок радуется,

свою  голову в сторону жизни наклоняет.

Но горе, мучения и змея своей ядовитой слюной скоро его заморозят».

…По-моему, это обо всем.

Она  переслала записку из  лагеря в одном из писем.  

Это была небольшая записка на обороте вышивки.

Она могла послать чувашские строки   матери, Екатерине Алексеевне. Или  своей дочери,  тоже Екатерине Алексеевне, которая  знала чувашский язык,  поскольку  воспитывалась у Ивана Яковлевича в Симбирске.

 

-На  судьбах  детей  репрессированность матери  как-то сказалась?

 

-На  судьбе Екатерины и Анны - никак не сказалась. Такое иногда бывало.

На судьбе папы – да.  Хотя, он еще и помогал репрессированным друзьям, особо не скрываясь. Для меня - большая загадка, как его самого не арестовали,  не посадили.

У Лидии Ивановны была подруга, с которой они познакомились в эвакуации, в  Острогорске, в 1918 году: ученица Алексея Дмитриевича, ее мужа, учившаяся на голицынских курсах Александра Нифонтовна Долгополова.

…Кстати, интереснейшая семья Долгополовых: это семья ассистента Пирогова, Нифонта Долгополова, был такой врач - народоволец. Участник крымской войны, ставший  потом народовольцем! 

…Дочь Александры Нифонтовны  тоже была арестована где-то в 1937-1938 году. Ее уволили из поликлиники, где она работала врачом,  и мой  папа ее долгое время материально поддерживал, пока ситуация не утряслась.

Другой знакомый отца,  Игорь Константинович Фортунатов,  биохимик, тоже был репрессирован,  отсидел и находился  в ссылке в Алма-Ате.

Отец  к нему  ездил,  посылал ему посылки. То есть вел себя «достаточно неразумно». Соответственно, никаких продвижений по службе у него не было. Правда, получил должность старшего инженера.

Он умер в 1971 году. Хоронил его весь институт: оказалось, что много кому он  помогал.

Значит, прожил жизнь, творя добро.

 

-Как складываются ваши семейные дела?

 

-Я - закончила искусствоведческое отделение истфака МГУ, работала в Пушкинском музее,  в музее реконструкции, а потом пошли дети.

Я занялась активным продолжением рода. Естественно, работа стала  эпизодической,  поскольку надо было добывать средства для жизни; на науку времени не оставалось.

У меня - трое дочерей.

Старшая, Надежда Дмитриевна Некрасова–Макеева, управляющая в ресторанном бизнесе, ей это дело нравится.

У нее - двое детей, Маргарита и Леон. Маргарита сейчас учится в пятом, а Леон - в четвертом классе.

Вторая дочь, Варвара Дмитриевна Некрасова-Мартынова, сейчас  занимается организацией благотворительного фонда поддержки детей-инвалидов.

Детей у нее трое: Никита,  Иван  и Вероника,  ей два года,  очень активная барышня.

Третья моя  дочь – Полина Дмитриевна Некрасова-Нифонтова,  менеджер по кадрам. У нее тоже есть сын, Федор.

Все  барышни - очень энергичные,  и как-то так получилось, что  фамилии  у них  – двойные.

Вот такое у них отношение к своей фамилии.

 

-Уважение к роду?

 

-Скорее всего, да.

В основном, у нашего  рода - московские корни. Мой муж - Щербов Дмитрий Валерьевич -  из очень простой семьи, из категории рабочей интеллигенции. Всю жизнь проработал в железнодорожном управлении по монтажу. Окончил МВТУ имени Баумана, специалист по подстанциям.

Мой московский  дедушка принадлежит к духовному роду, он - из семьи священника, предки которого священствовали в Москве  со времен даже не  Юрия Долгорукого, а Стефана Кучки.

Заоблачная даль получается.

Изучение родословной - очень интересная вещь, дает человеку опору.

Не имея опоры в прошлом,  трудно идти вперед.

Предок по другой, симбирской,  линии - Иван Яковлевич Яковлев - сам стал базой для рода, с которого все и началось: он поставил высокую планку, которой худо-бедно приходится придерживаться.

Поскольку о его родителях – ничего не известно, получается,  основатель рода - он сам, со всеми своими достоинствами.

Он сделал для  своих соотечественников  очень много.

Впечатляет и  его профессиональный, социальный рост: выйдя из крестьян, получил личное дворянство.

 

-Что такое личное дворянство?

 

-Если человек дослуживался до чина статского советника,  получал личное дворянство: становился дворянином без права передачи титула по наследству.  Если дослуживался до генерала,  получал чин тайного советника,  как, например, друг Ивана Яковлевича, Ульянов Илья Николаевич,  получивший право на потомственное дворянство.

Ленин был дворянин не по роду, а по выслуге отца, что, по-моему, более благородно, потому что род - дело случая.

 

.

Категория: Мои статьи | Добавил: mosentesh2 (20.03.2008)
Просмотров: 2924 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0 |

Всего комментариев: 1
1  
Подскажите где найти сказки ивана яковлева???

Имя *:
Email *:
Код *:
Конструктор сайтов - uCoz
Форма входа
Поиск по каталогу
Друзья сайта
Статистика