Суббота, 18.11.2017, 02:11
 
Начало Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Категории каталога
Мои статьи [400]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1467
 Каталог статей
Начало » Статьи » Мои статьи

М.Шмелев: "Очень хотелось узнать, что будет после войны"

Михаил Петрович Шмелев, генерал-майор в отставке, член Товарищества офицеров "Сыны Отечества".


На стене кухни в его квартире висит листок бумаги, на котором принтер компьютера вывел несколько рифмованных строк:

«Будь приветлив всегда.
Не грусти никогда.
Будет трудно – крепись.
Будет ветер – не гнись.
Будет больно – не плачь.
Глаз в ладони не прячь.
Если грозы – иди.
Если слезы – сотри.
Если страшно – держись.
Помни, жизнь – это жизнь!»


-С какого момента вы поняли, что рождены для военного дела?

-Я всегда мечтал о мирной профессии, но пришлось стать военным.
Прожил уже восемьдесят два года, так что в жизни повидал все, что только можно было увидеть.

-Расскажите о семье, в которой вы родились.

-Родился я во Владимирской области в 1925 году, 21 декабря.

-В день рождения Сталина?

-Да…Есть такой город Гусь-Хрустальный, недалеко от него - поселок Воровского. Там я родился.
Жизнь в детстве была очень трудная, тяжелая.
Мне было несколько лет, когда умер наш отец, который работал на заводе мастером. Он был уже в возрасте, участник гражданской войны, имел ранения, пережил очень много.
С матерью нас осталось четверо детей. Она трудилась разнорабочей.
И прежде жили скудно, неважно, а когда из жизни ушел отец, жизнь стала совсем невмоготу.
С пяти лет я все хорошо помню.
Земли были неважные, очень даже неважные, песчаные. Труд затрачивался большой, чтобы заработать на кусок хлеба.

-Как вы оказались в Чебоксарах?

-Получилось так, что к матери подошел другой мужчина, происхождением из Чувашии. И она вышла за него замуж. Забрала нас, четверых детей, и увезла.
В 1932 году я оказался вместе с двумя братьями и сестрой в Чебоксарах.
Отчим, Алексеев Иван Дмитриевич, у которого было двое своих детей, оказался довольно хватким человеком, мастеровитым, мог, как говорится, топор в руках держать.
Он в Чебоксарах работал завхозом добровольного спортивного общества «Спартак».
Летом там была водная станция. Сейчас уже никто не представляет, что это такое. А я помню. При лодочной станции было что-то вроде бассейна. Лодки сдавались напрокат за деньги.
А зимой отчим занимался заливкой катков, ремонтом стадиона. Вел все хозяйство «Спартака».
Начальником добровольного общества был тогда некий Сомов…
Старший мой брат работал парикмахером и достиг такой высокой квалификации, что оказался первым дамским мастером на все Чебоксары.

-Сколько тогда в столице Чувашии насчитывалось жителей?

-Чебоксары до войны были небольшим городом – сорок тысяч населения. По местности весь город располагался там, где сейчас драмтеатр. Внизу были два садика, и вокруг них простирался весь город.

-А кем работала сестра?

-Старшая сестра собирала грибы, ягоды. Учиться ей почему-то не удалось.

-Где стоял ваш дом?

-Жили мы на берегу Волги непосредственно, где «мыс любви». Прямо под ним. А наверху стояла школа. Там больница еще была, не знаю, сейчас функционирует или нет.
Вот там мы и жили.
Работали вместе с отчимом. Занимались рыбалкой. С точки зрения питания, нужды особой уже не испытывали.
Доставали каждый себе на кусок хлеба, и каждый помогал другим в семье.
Жили не очень зажиточно, но по сравнению с тем, что было во Владимирской области, неплохо. Не голодали.
В 1932 году я пошел в школу. Ее только открыли - школу номер два имени Горького.
Парень я был самостоятельный. Пятиклассником сам ездил в Москву – покупать брюки. Ездил на поезде, зайцем. Все бы хорошо, только спать негде. Даже в туалете на Казанском вокзале не спрячешься и не поспишь, потому что его постоянно уборщицы моют.
Много лет спустя я как-то вместе с матерью на своей черной «волге» поездил по Москве, показал ей и места, в которых ночевал в детстве.
…Закончил я семь классов в 1940 году.
Поскольку семья была большая, все воспитание сводилось к тому, чтобы детей приучить к делу, чтобы они доставали копейку.

-Вы тоже зарабатывали деньги?

-Мальчишкой я работал на водной станции, билеты продавал за вход.
Школьником я много помогал семье доставкой дров. Тогда в городе газа не было, все дома отапливались только дровами. На берегу Волги заготавливали прибившиеся к берегу бревна, продавали их и питались.

-Что делали после окончания семи классов?

Как только закончил семь классов, мать сразу предложила: «Давай–ка в техникум».
В Чебоксарах тогда был один техникум: кооперативный.
Я говорю: «Согласен».
И поступил в 1940 году в техникум.
В 1941 году началась война. Техникум закрыли. Мои довоенные университеты на этом закончились.
До осени 1942 года я еще по возрасту не подходил для фронта.
Что делать?
Поскольку люди пошли на войну, специалистов не хватало, меня взяли на работу товароведом. В трест «Росглавхлеб».

-Чем занимался товаровед?

-Выполнял функции агента по снабжению. Ездил везде, если надо там, скажем, патоку достать, определенные сорта муки. Обеспечивал материалами трест хлебопечения.
Мы привыкли думать, что хлеб - это вода и мука. Ничего подобного! Там свыше пятидесяти компонентов надо иметь, чтобы испечь хлеб.
Но пекли не только хлеб. Хотя была война, но для определенной публики, для пациентов больниц пекарни выпекали и пирожные.
Приходилось ездить и доставать.
К примеру, я ездил в «Красный профинтерн» - паточный завод под Ярославлем - и отгружал, отправлял грузы в Чебоксары. Пятнадцатилетним мальчишкой! Семь классов и курс техникума за спиной.
И до ноября 1942 года я так работал. Помогал семье.
Подошел срок уходить в армию. Была сформирована команда из Чебоксар и отправлена в Воткинск, куда эвакуировали третье Ленинградское пехотное училище. С группой чебоксарцев попал туда.
Сказали, что учеба будет шесть месяцев. Но потом оказалось - не шесть, а девять месяцев: в войсках начало развиваться снайперское движение и училище из пехотного сделали стрелково-снайперским.
Я его и закончил.
Мне предложили остаться, быть командиром взвода.
Я, конечно, не согласился.

-Почему?

-Потому что у меня, как и у многих тогда, видимо, был такой настрой.
Я думал: «Как же так? Если останусь сейчас командиром взвода, война закончится, как на меня будут смотреть, если останусь вне боевых действий?»
Уже 1943 год, «Курская дуга» прошла…
И я отказался наотрез.
И не один я, со мною еще несколько человек отказались, поехали на фронт.

-На какой фронт вы попали?

-Попал я на первый украинский фронт, в 1130-й стрелковый полк. С ним и прошел войну. С момента, как попал в часть, до конца войны.
Участвовал в боях на Украине, в Западной Украине, Польше, Германии и Чехословакии.
Дважды ранен.
Закончил войну под Прагой.
После училища нам присвоили звание младшего лейтенанта. А к концу войны я был старшим лейтенантом.
Война закончилась.

-Как вы встретили день Победы?

-День Победы мы встретили под Прагой.
Ждали сообщения о том, что война закончена.
Каждый день на фронте мы чувствовали, где находимся, с кем соприкасаемся, как развивается вся международная обстановка. Она была как на ладони, всем известна.

Прошли гигантские операции: Висло-Одерская, в которой я непосредственно участвовал, Львовско-Сандомирская, Берлинская.
Мы сначала были нацелены на Берлин, но позже нас отвернули.
Когда форсировали Одер, чувствовалось дыхание мира, вот-вот закончится война. И в один прекрасный день утром…Не то, что мы спали и проснулись. Спать и не приходилось, все время кто-то бодрствовал на ногах.
Кто-то шумит: «Кончилась война!»
Как-то автоматически все произошло.
Этого ждали, естественно.
Воспринято сообщение было с огромным энтузиазмом, большой радостью. Даже трудно сейчас выразить словами, насколько это было интересно, мощно.

-Были на войне моменты везения?

-Таких моментов было много. Я не скажу, чтобы сотни, но десятки, не меньше.
Вот один эпизод, никогда не могу его забыть.
Я был уже командиром роты автоматчиков. На территории Польши воевали. Перешли в наступление и наступали. Выполняли боевую задачу и наткнулись на немцев.
Там же не так, что вот солдат идет, и за ним кто-то идет. Если немец не удержался, он отходит и занимает новый рубеж, встречает. И вот мы шли-шли, раз – немцы! Мы остановились. Я командовал ротой автоматчиков при штабе полка, там были штабные разведчики,  связисты.
Мы остановились, начали разбираться, разведчиков – вперед.
Это было утром. Дело к завтраку. А завтрак подтаскивали в торбасах, котелках, в чем могли, подвозили из тыла. Была дана команда: «Позавтракать!»
Старший начальник говорит: «...Не все, сначала – вы, несколько человек». Потом подошла моя очередь. И только я отошел, метров триста надо было отойти в тыл, не больше – налет артиллерийский.
Я прошел, ничего, меня не задело. Позавтракал, возвращаюсь, смотрю…Там, где с рацией сидели связисты, разведчики, автоматчики, там где я сидел – одни куски мяса.
Все уничтожено.
Надо было мне пойти в тот момент на завтрак!
…Был еще такой момент, ночью.
Проверял посты. Стрельба все время идет, обстрел. Иду, хоть бы что. Ну, там разрывается снаряд, там.

Потом – бах, около меня, осколки визжат!
Как я остался цел, не знаю. Невозможно понять:  разрывается снаряд  рядом, буквально в пяти метрах, даже, может быть, меньше. И веер осколков - во все стороны. И ни один не задел!

-Как вы это объясняете?

-Не знаю. Чем хотите, тем и объясняется.
Теория вероятности, значит!
Человек – такое животное, живучее.
…Еще эпизод запомнился.
Как был я парламентером у немцев.

-Вы знали немецкий язык?

-…Нет, в то время язык не знал еще. Потом, после войны, выучил, мог объясняться с немцами.
А тогда дело было в Польше. Проводилась Силезская операция. Силезия – богатый промышленный, угольный район…Мы наступали: шестидесятая армия и наш полк. Шла Висло-Одерская операция. Войск сконцентрировалось очень много с нашей стороны, немец вынужден был отступать. Но не по всему фронту. Где-то отступает, а где-то дерется, держится.
И получилось так, что мы вырвались далеко вперед. Слева от нас – немцы, и справа - немцы.
А я – командир роты автоматчиков.
И возникла вот такая ситуация.
Что делать? Непонятно.
Бойцы предлагают рискованное решение: выйти в тыл немцев и сагитировать их, чтобы они ...сдались!
Я подумал, говорю: «Хорошо, давайте попробуем».
Взял с собой переводчика - старшину Фадеева, группу автоматчиков, человек пять.
Подняли белый флаг и пошли к немцам на переговоры.
ПРОДОЛЖЕНИЕ ИНТЕРВЬЮ

TopListСводная статистика портала
Категория: Мои статьи | Добавил: mosentesh2 (24.10.2008)
Просмотров: 1788 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0 |

Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Конструктор сайтов - uCoz
Форма входа
Поиск по каталогу
Друзья сайта
Статистика