Пятница, 22.09.2017, 21:49
 
Начало Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Категории каталога
Мои статьи [400]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1465
 Каталог статей
Начало » Статьи » Мои статьи

Денис Гордеев, писатель
Гордеев Денис Викторович, писатель. Нештатный заместитель Председателя Правления Союза профессиональных писателей Чувашской Республики. Автор двадцати книг – трех романов, тридцати с лишним повестей, свыше ста пятидесяти рассказов, новелл, эссе. Произведения Гордеева включены в школьные, вузовские учебные программы.

-Ваш коллега, писатель Сергей Павлов, в интервью «Чувашия должна стремиться войти в мировую цивилизацию» говорит о необходимости для чувашских писателей публиковаться в других регионах, странах. Как это можно осуществить практически?

-Сергей Лукиянович совершенно прав. Да, надо публиковаться не только в своей республике. Но здесь есть сложности перевода с одного языка на другие. Чувашская литература, если по–большому оценить, вполне заслуживает выхода на зарубежного читателя. Есть у нас очень достойные произведения – как поэтические, так и прозаические, драматургические, детская литература. Все есть. Но дело упирается в перевод. Квалифицированный, талантливый перевод. Вот в свое время, когда подстрочники для переводов можно было делать за счет Союза писателей, я не очень стремился использовать такую возможность. А потом обстоятельства изменились, теперь самому надо сидеть над подстрочниками.
Нам сейчас необходимо наладить перевод на русский язык. Через русский язык мы потоком пойдем в Европу.
Сейчас у нас восстанавливаются потихоньку жанровые секции, но переводческой секции пока нет. Переводчики имеются, но надо решить, кто будет оплачивать их труд. Издательство, газеты, радио и телевидение – не заказывают. Раньше переводы осуществлялись за счет бюджета. На эти цели выделялись средства Союзу писателей. Поддерживал и Литературный фонд. К тому же в Москве существовали специальные издательства – «Советская Россия», «Современник», «Молодая гвардия». Они львиную долю средств выделяли на национальную литературу, в том числе, и на чувашскую. Сейчас связи с ними прекратились. Все стали самостоятельными. Началось с того, что татарская писательская организация объявила себя самостоятельной, независимой. За ними последовали другие. Раньше мы считались отделением Союза писателей Российской Федерации. Сейчас и Международная ассоциация союзов писателей нас считает своим отделением, и Союз российских писателей. Но мы ни к тому, ни к этому союзу не относимся пока, по сути дела. Так что, все зависит от работы Союза писателей.

-Есть ли в Чувашии переводческие кадры?

-Нового пополнения – нет. Потому сейчас надо взяться за молодежь, вовлечь ее в переводческую работу. Все упирается в специалистов. Художественный переводчик – соавтор. Такой же автор, как и писатель. Он вкладывает в текст часть своей души. Без нее не будет и художественного произведения.

-А возможен ли прямой перевод с чувашского на другие языки?

-Попробуй сейчас в условиях Чувашии найти специалиста, знающего как чувашский, так и, допустим, шведский язык. Или чувашский и итальянский. Таких специалистов мы не готовим. Переводчики есть, но они готовятся для обслуживания туристических групп, делегаций. Они не могут переводить художественный текст.

-В принципе, можно создать компьютерную программу для перевода чувашских текстов на мировые языки. Разумеется, она будет выдавать только грубый, приблизительный перевод, дословный подстрочник, а чтобы усовершенствовать его в художественный текст, потребуются профессионалы.

-Московские переводчики с чувашского тоже работают с подстрочниками. Они делаются здесь, на месте. С татарского языка, например, я могу без переводчика с оригинала перевести, сам. Некоторые татары тоже могут нас переводить. Близлежащие республики обслуживаем. Но, тем не менее, в основном работаем по русским переводам. Сложившаяся традиция. Старый путь – обкатанный. Через русский язык нас переводят лучше. Потому что для перевода с русского на другие языки и специалистов больше, и практика накопилась. Пожалуй, отказаться от этого сейчас не можем. Желательно бы иметь прямых переводчиков, но это пока - мечта. У нас были хорошие отношения с коллегами из других стран. Сейчас они восстанавливаются.
Нас издавали в Болгарии, Венгрии. Меня переводили много раз, я их переводил. Хотим сейчас восстановить с Болгарией прежние связи. Это у нас обязанность перед потомками, потому что мы себя считаем с болгарами одного происхождения. Недавно в Чебоксары приезжал болгарский писатель-дипломат. Мы с ним подписали Договор о намерениях. Будем восстанавливать прежние отношения с Болгарией. Обмен делегациями – первый шаг. Потом – видимо, будут небольшие подборки в журналах. Есть старые переводы, которые можно поднять, опубликовать. Можно осуществить новые переводы. Я думаю, в ближайшие годы дело сдвинется.

-А как налаживаются писательские связи с другой этнически родственной страной – Венгрией?

-С Венгрией пока конкретных писательских связей нет. Да, наши народы близки. Они ведь тоже на Волге проживали, мадьяры. Во всяком случае, так ученые утверждают. Историк, археолог, лингвист Василий Каховский в свое время обнаружил триста с лишним слов по звучанию и значению одинаковых в венгерском и чувашском языках. Эти слова, в основном – бытовые, сельскохозяйственные термины. В частности, хмель – хмла…

-Реализуется совместный чувашско-итальянский проект по созданию промышленных зон. А есть ли у вас связи с итальянскими писателями?

-Мы в Чувашии итальянских поэтов переводили ох, как много! Начиная с Петрарки. Переводами с итальянского занимались все наши классики. Потому что у итальянцев – настоящая поэзия, она всегда привлекает. Так что при благоприятных обстоятельствах мы можем очень быстро наладить связь с Итальянской республикой, ее писательской общественностью. Людей, готовых переводить итальянские стихи на чувашский, есть немало. Желающих – тоже много. Хорошие связи могут наладиться с другими экономическими партнерами Чувашии, например, Белоруссией. Мы издавали их сборник, они нас издавали под названием «Песни волжского края». В него, в том числе, вошли мои юношеские стихотворения, двенадцать или пятнадцать стихов, целый блок. Белорусы тоже заинтересованы в том, чтобы восстановить прежние связи и продолжить процесс. Они готовы. У нас личные связи с белорусскими писателями не прерывались. До сих пор существуют. С Украиной – тоже: с Черниговской писательской организацией мы очень тесно сотрудничаем. С Казахстаном хорошие связи были. В конце семидесятых годов двадцатого века они нас издали целым сборником, по принципу антологии. Мы их тоже очень много переводили. Наши писатели уезжали туда и работали в писательских пансионатах. Контакты существуют, их надо просто восстановить. С Азербайджаном хорошие связи имелись. Валем Ахун очень много переводил классиков азербайджанской литературы. Они нас – тоже. Вышли Антологии чувашской поэзии во Франции, Венгрии, Италии, подготовленные Геннадием Айги. Они все переведены с русского подстрочника.

-А нужен ли вообще Союз писателей? Вот, по утверждению Сергея Павлова из того же интервью, в США, например, нет писательских организаций. Но новых книг издается много.

- Писательская организация очень даже необходима. Когда я сижу за столом, мне никто не нужен. И даже дети не нужны, жена не нужна. Я один работаю. Но стоит мне закончить рукопись, я иду в общество, и начинается множество юридических отношений. Потому что есть читатели. Между читателем и писателем – посредники: издатели, торговцы, библиотекари, бибколлектор. И так далее. Со всеми я вхожу в юридические отношения. Мне самостоятельно решать эти вопросы трудно. А писательская организация – общественная организация – может их решать. Кстати, раньше она существовала как часть государственной структуры. И в юридических отношениях экономические интересы писателя защищал Союз. Сейчас, в рыночных отношениях, необходимость в поддержке Союза только усиливается. Потому Союз необходимо укреплять. Кстати, начали создавать Союзы писателей в слаборазвитых странах. В частности, Афганистане, Пакистане.
Да, в США нет писательского Союза. Но там писатели привязаны к издателям, которые дают им заказы. В условиях национальной республики, где контингент читателей – ограничен, мы по этому пути идти не можем. Мы должны быть под чьей – то защитой. В первую очередь, нас должно защищать государство. Все зависит от работы нашего Союза. Чтобы направить процесс в привычное русло, в Чувашской Республике надо иметь один Союз писателей. Сектанство, мы все теперь поняли, ни к чему не приводит. Литература у нас одна, язык – один. Значит, что нам делить? Критерии оценки должны быть одни и те же. А разделение Союза на секты, иначе не могу их называть, только мешает наладить работу…

-Сколько сейчас в Чувашии писательских объединений?

-Формально считается, сейчас в Чувашии три писательских организации. Одной руководит Юхма, другой - Агивер. Есть еще наш профессиональный Союз. У нас – членские билеты единого образца. 
Сейчас все переходят к нам, в профессиональный Союз. Вне его остаются те, кому стыдно возвращаться. Много пакостили.
Наш Союз профессиональных писателей пока что только встает на ноги. Имея свой особняк, мы остались без дома. Потом заняли бывшее помещение Союза композиторов, отремонтировали его. Появились условия. У нас даже ручки не было. Прежнее имущество Союза писателей Чувашской Республики - пропало: пишущие машинки, мебель, большая библиотека. Она насчитывала около восьми тысяч экземпляров. В ней были уникальные издания: Союз писателей в свое время эти книги получил из библиотеки купца Ефремова. Дореволюционных изданий там было очень много. Все они потом были потом распроданы…
Мы имели три автомобиля. Их сейчас нет. На пустом месте мы начали.
Подчеркну: в нашем Союзе состоят все те же люди, которые являлись членами бывшего единого Союза писателей Чувашской Республики. Все поняли, что надо быть вместе, иначе дальше просто некуда идти. Руководитель Союза Валерий Тургай очень много сделал для того, чтобы поднять престиж писателя. Ведь все было растоптано. В буквальном смысле, все. Из пепла возродились. Но в связи с этим, хочу сказать и следующее: мы сейчас имеем больше издательств - есть и частные, и государственное. Но на чувашском языке книг должно печататься больше. Издаются книги: тысяча экземпляров - уже стандарт. 700 экземпляров – библиотекам, 300 – для магазина. А ведь на чувашском языке прозаические произведения расходились тиражами в 10-15 тысяч экземпляров. Произведения Леонида Агакова, Николая Ильбекова издавались тридцатитысячными тиражами! Расходились в течение года. Раньше литературные журналы «Таван Атал» и «Ялав» выходили семидесятитысячными тиражами. А сейчас – еле дотягивают до тысячи. Есть районы, которые вообще не получают литературные журналы. Вот еще одной подтверждение того, что в рыночных условиях национальные литературы сами по себе выживать не могут. Их надо поддерживать со стороны государства.

-Вы приводите убедительные цифры, но ведь и условия существенно изменились. Прежде не было такого количества каналов на телевидении, не было такого разнообразия книжной, журнальной продукции на прилавках, не было видеопродукции, компьютеров, Интернета, мобильной связи. Книга заменяла все, потому страна была «самой читающей в мире». Соответственно – и Чувашия. Сейчас у людей появился выбор. Потому и тиражи снизились. Во всех регионах страны.

- Книга сейчас оттеснена. Но пройдет время, книга вернется, займет свое законное место. По той простой причине, что человеческий мозг требует ежедневного упражнения, чтения. Общество ощутит необходимость в моральных, нравственных ценностях. Художественная литература – одна из немногих духовнообразующих сфер, которых не так уж и много. Рок – музыка, поп-музыка, всевозможные шоу призваны, если проще, оболванивать. Духовное обогащение – функция художественной литературы. Общество обязательно вернется к классической музыке, обязательно поднимет пласт «массовой песни» советских времен. Таких мелодичных песен нигде никогда не было. Когда изучают причины победы СССР во второй мировой войне, одной из них называют песни. Сейчас с утра до вечера государственный телевизионный канал передает «ай лав ю». Наши звезды, не меняя ноты, присваивают забытые мелодии, выдают за свои сочинения и исполняют. Много таких. Подряд пошло. Я считаю, это интеллектуальное мародерство. Вся современная чувашская песня – перепев. Профессиональных композиторов - их сейчас просто нет. Раньше были имена, ими гордились. А сейчас кого назовешь?

-Новых чувашских песен появилось значительно больше. А профессионализм в таком деле, как сочинение песни, вероятно, все же - не главный критерий. Важнее, чтобы песня была талантливо сделана. Народу безразлично, есть у композитора диплом консерватории или нет, важно, чтобы песня понравилась.

-Любое произведение искусства создается по законам красоты, по эстетическим законам. Если мы произносим слово «закон», то его надо исполнять, выполнять. А мы сейчас не считаемся с законами. Что попало - произносим, поем. Есть закон гармонии. Есть законы в литературе. Мне очень много дарят новых книг. Изданных за счет спонсоров, на свои средства. Но ведь читать их нельзя! Просто нельзя! Нет там ни языковой культуры, ни эстетического, ничего нет. Такие времена были уже у нас. В двадцатых годах прошлого века, после революции - то же самое было.

-Что, по – вашему мнению, надо делать?

-Что надо делать… Во – первых, надо все – таки принять закон о творческих союзах. Сейчас творческие союзы причислены к общественным организациям, этим сказано все. Хоть сто союзов организуй – никто не мешает. Ты состоялся как писатель, не состоялся – не имеет значения, лишь бы желание было. А ведь когда нас принимали, надо было сначала издать не менее трех книг. Иначе заявления не принимали. Вот этот закон самым отправным моментом и должен стать. Во-вторых, Бернская конвенция, закон об авторском праве и смежных правах должны соблюдаться. Ведь там каждая строчка, каждая статья защищают писателя. Тем не менее: журналы не платят авторского гонорара. Издательства – если захотят, могут заплатить гонорар книжной продукцией или вообще ничего не давать. У многих ушедших классиков есть наследники, которые тоже ничего не получают по той простой причине, что в свое время не оформили наследственные документы. Так что, авторское право надо ввести в полной мере в повседневную жизнь. И потом, все – таки с ребенка надо начинать. Мы ведь сейчас мало для детей издаем. Дети увлеклись компьютерами. А чтение для них - как наказание. Само собой понятно, когда веселая игра есть, хочется играть. Но все же к чтению надо приучать с детства. Книг вот только мало. Сейчас готовим третью книгу из серии «антология чувашской литературы». «Проза» - вышла, «поэзия» – в производстве. Третья книга будет «детская литература». Составителем являюсь я. Изучил ситуацию. Оказывается, не было среди чувашских писателей занимающихся только детской литературой. Как Агния Барто, скажем, в русской литературе. Таких фамилий нет.
Детскую литературу надо восстановить. Я заметил: в нынешних произведениях для детей отсутствует не только образ матери, но даже само слово «мама». Вот с этого надо начинать. А что касается Гарри Поттера и так далее – то они не для нас. Произведение само - не ахти классическое, самое что ни на есть посредственное произведение. На экране дети видят то же самое. Надо вернуться к реализму. Естественно, не теряет своего значения фольклор. Надо вернуться к фольклору. Воспитывать детей в духе народной мудрости. Дело пойдет. Иначе придем в пустыню. Отупеет народ.
Хочу сказать об идеалах. Все мы без исключения, начиная с Президента, кончая старушкой с клюкой, воспитывались на примерах художественной литературы. А сейчас мы не имеем идеала в воспитании. Если в семье есть хороший отец, хороший дед – проблема не очень ощущается. Но общественного идеала у нас как такового нет сейчас. На чьем примере воспитывать? Хрисановы – не нужны. Павел Морозов – не нужен. Корчагин – не нужен. 
Пусть выдуманный будет герой. Но для подрастающего поколения обязательно необходим пример для подражания. Вот у меня внуки растут, они все подражают моему младшему сыну Артуру. Потому что он – крепкий, служил в ВДВ. А мальчику что нужно? Самое необходимое – сила, вид. Вот, пожалуйста, для них пример и есть. Станут на самостоятельный путь жизни – опять понадобится пример. В художественной литературе каждый его сможет найти. А в нынешних фильмах как раз-то примеров и нет.
По телевизору я не все передачи смотрю, выборочно. Но смотрю документальные детективы. Жизненные материалы, невыдуманные. Они мне интересны, как писателю. Вот показали документальный фильм о том, как разгромили банду в Казани, которая называлась именем известного татарского поэта: члены банды были с улицы его имени. Главарь банды – молодой человек, с малых лет подражал главарю мафии, которого по телесериалу у нас показывали много раз. Вот, пожалуйста, мы главаря банды воспитали, но нормального человека на чьем примере воспитывать?
Старые идеалы ушли, а новых - нет. Так давайте тогда, как положено, классику поднимем. Никогда не стареет, допустим, Наташа Ростова. Все мы влюблены в нее. Или в Татьяну Ларину. Но сейчас и классики мало на прилавках. Вот еще проблема: современные писатели пошли за модой – начали писать детективы. Они когда – то нужны были обществу за железным занавесом. Тогда жанр детектива не котировался, не приветствовался. Ну, все кинулись, посмотрели – поняли, там ничего особенного и нет. Народ отвернулся. А мы продолжаем детективы печатать. Потом появились любовные романы. Как они пишутся? Очень просто. Издатель нанимает нескольких посредственных писателей. И заказывает: вот ты любовную сцену пишешь, ты – вторую любовную сцену, ты – третью… Затем кто – то объединяет и создает, вроде бы, произведение. Но это не произведение, а чтиво.
Такое было и в девятнадцатом веке, и в восемнадцатом. Писали чтиво. Вот назову я фамилию Арцыбашева, который в свое время издал сто пятьдесят романов! А кто его сейчас знает? Несколько лет назад напечатали единственное его произведение – роман «Санин». Вот и все, что сейчас читатель знает об Арцыбашеве. А современники его читали. Надо снова встать на испытанные классические фундаменты. Вот что требуется. А молодежь – не готова пойти по этим тропам. Есть талантливые, есть. Но никто ими практически сейчас не занимается.

-Можете назвать имена молодых талантливых писателей?

-Надежда Ильину мы открыли, есть Альбина Мышкина, прозаик. Таланты есть и среди студенческой молодежи. Во все времена оценку творчества давала критика. Виссарион Белинский теребил самого Пушкина. У нас сейчас вообще литературной критики не существует как таковой. Газеты, журналы – ни эссе, ничего не пишут, даже отзывов не публикуют. Но ведь без литературной критики не будет истинной литературы. Сейчас каждый, кто себя называет писателем и приносит рукопись, называет ее «шедевром» без зазрения совести. А ведь «шедевром» не он должен называть, а литературный критик или читатель, правда, ведь? Нет, я не отрицаю научно – технический прогресс, естественно, идет своим чередом. Но при этом у нас нездоровый ажиотаж начинается. Мы – или человеческая натура такова – все что было, хотим списать. Новое – хотим присвоить. Так не бывает! Жизнь сама выбирает то, что ей нужно. Мода – она рынку нужна. Чтобы бессчетное количество продукции произвести и реализовать. Вот когда телевизор появился, какой был на него ажиотажный спрос. А потом телевизор превратился в повседневный предмет быта. И компьютер тем же станет. Хороший помощник, ничего не скажешь. Но, тем не менее, пишущие машинки раньше времени списывать не стоило бы. Сейчас банки свои документы начали вновь печатать на механических машинках. Почему? Потому что в компьютере можно любое исправление внести. А в тексте, напечатанном на машинке, любое исправление заметно. 

-Вы печатаете свои книги на машинке или на компьютере?

-Я только на машинке работаю, лет сорок или даже больше, наверное. На гонорар купил портативную пишущую машинку производства Рязанского завода. Не глядя – при свете, в темноте, сидя, лежа, в любом состоянии - могу печатать и ошибок не делаю, как правило. Компьютер есть, но я не сажусь к нему. Может, он удобнее, но – привычка. Внук – не отходя, сидит за компьютером. -Как у вас сейчас обстоят дела с творчеством?-Через год выходит по книге. В «Таван Атале» идет многотомный роман. Второй том начинают печатать в сентябре, в четырех номерах. В следующем году – третий том, называется «Улып тапри» - «земля Улыпа», означает символ нашей земли чувашской. Хочу написать не менее шести томов. Начинаю с военных лет, кончаю нашими днями. Чувашское книжное издательство в декабре соберет рукописи на конкурс «Лучшие произведения о современности». Хочу представить одну повесть и роман. Повесть готова, роман – заканчиваю. Книга издана в 2002 году, участвовала в конкурсе самых читаемых книг, проведенном Национальной библиотекой. Заняла первое место. Сейчас вторая книга участвует в конкурсе. В ней – одна повесть и роман. Вот так работаем.
интервью 2005 года
Категория: Мои статьи | Добавил: mosentesh2 (04.03.2010)
Просмотров: 1797 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Конструктор сайтов - uCoz
Форма входа
Поиск по каталогу
Друзья сайта
Статистика