Пятница, 22.09.2017, 21:49
 
Начало Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Категории каталога
Мои статьи [400]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1465
 Каталог статей
Начало » Статьи » Мои статьи

Л.Вдовичева о своем романе с чувашским костюмом


Вдовичева Любовь Михайловна, дизайнер Шатурской швейной мануфактуры

 


 -Когда,  где, в какой семье вы родились?

 -Я родилась в Чебоксарах 10 ноября, в день милиции, не хочу называть год рождения.

Мой отец – Замятин Михаил Андреевич,  совершенно удивительный человек.

Он работал на хлопчатобумажной фабрике - сначала мастером, потом – начальником участка, трудился на агрегатном заводе начальником смены. У него два высших образования, два красных диплома.

По одной профессии он - металлург, по второй - инженер текстильного производства.

Он родился в деревне Моргауши. Очень бодрый, потрясающий мужчина.

Мама  родилась в деревне Тарабаи Красночетайского района, она была медицинской сестрой в детской инфекционной больнице. Очень милая, добрая, необыкновенная рукодельница  с очень тонким вкусом.  

Ее нет уже почти двадцать лет.

Мама во многом повлияла на мою сегодняшнюю профессию. Шитво, вязание вышивание - это было в крови,  ими я занималась с момента,  когда  себя помню. Уже в два-три года  занималась.

Бабушка и мама  много сделали, чтобы научить меня тонкостям.

Бабушка во время войны шила, ее семья и дети выжили благодаря ее мастерству, умению шить.

Отец моей матери, Чумаков Алексей Никитич, был директором школы,  очень уважаемым человеком. Прошел всю войну от начала до конца,  вернулся живым и невредимым. И, может быть, страсть к преподаванию  мне пришла от деда.

На фронте он командовал взводом тяжелой артиллерии. Умер от старых военных ран в 69 лет.

От папы я взяла стойкость характера.

Тем не менее, я -  мягкая женственная,  люблю фейшн, все красивое и изящное; я – визуал.

Коллекционирую стекло и металл, они мне очень нравятся.

У меня есть младший брат, он работает на заводе «Элара»,  у него две профессии:  электрик и психолог.

 -Где вы учились?

 -Сначала - в художественной школе, затем -  в художественном училище, потом - на худграфе Чувашского государственного педагогического университета, в аспирантуре.

После училища волею судеб я попала в экспериментальную лабораторию объединения «Чувашшвейбыт», необыкновенную структуру, которая занималась созданием коллекций модной одежды,  направляла и контролировала все ателье, дома быта Чувашской Республики.

Мы ездили и обучали, контролировали,  помогали, внедряли новые модели во все ателье Чувашии.

Я получила очень большую школу мастерства, работая в экспериментальном цеху.

В общем – то все, что должен знать и уметь художник-модельер, пришло ко мне благодаря мастерам экспериментального цеха.

 -Какие люди повлияли на вас?

 -На меня повлияла, во-первых, моя мамочка.

Повлияла и  моя бабушка Матрена. Она была с Украины, роскошная женщина, умелица, бесподобно готовила,  была необыкновенной красавицей, окружала быт красивыми вещами. Умела шить, интересно рассказывать истории, сказки, прекрасно пела.

Славные, чудесные женщины…

Таких интересных и красивых людей за свою жизнь я больше никогда не видела.

Дедушка - удивительный по уровню образования, знаниям, мудрости человек.

Таковы  мои  ностальгические детские воспоминания.

Очень большое влияние на меня оказала преподаватель художественной школы. Казаровицкая: она преподавала историю искусства.

Благодаря ей, я начала мечтать о том, чтобы стать искусствоведом.

Не думала, что стану художником- модельером.

Она потрясала своими знаниями, манерой держаться, умением говорить,  была профессиональной актрисой. Преподавала в училище и детской школе.

Я стремлюсь, как она, создавать в общении мощную эмоциональную волну.

Она потрясла мое сознание маленького человечка. Имела энциклопедические знания и преподавала так, как не преподавал никто. Ни в школе, ни в вузе я не видела такого уровня преподавания.

Ей очень помогала  профессия актрисы. Ее  интересовало все.

На тот момент она уже не выступала на сцене,  посвятила себя полностью преподавательской деятельности. Очень высокая, красивая, фактурная женщина с шикарными волосами, большими глазами, длинными пальцами в кольцах.

Лицом она не была красавицей, но в ней было столько такта, ума, интеллекта, она умела так вкусно подать тему, настолько была другая,  как инопланетянка из космоса…

Это подкупило меня сразу и навсегда.

Подобного преподавателя я никогда больше не встречала.

Я училась на первом курсе вуза, когда она умерла от рака глаза, ее хоронил весь город.

 -Когда вы начали моделировать одежду?

 -После художественного училища. 

Я начала создавать направляющие модные коллекции.

В восьмидесятые годы  не  было ни тканей хороших, ни одежды, и наша экспериментальная лаборатория стала островом,  фантастическим местом, где создавалась самая красивая, модная, самая потрясающая одежда Чувашской Республики.

У нас был штат манекенщиц, которых мы, кстати, находили сами.

Мы учили их, они - учили нас. Вместе мы создавали целые спектакли театра моды, это было вообще что-то потрясающее.

К нам на показы приходили люди. Демонстрационный зал Дома мод на первом этаже был загружен людьми под завязку, люди взбирались  даже на подоконники, когда шли показы.

Обычно художник-модельер стоит за кулисами, одевая и выпуская манекенщиц,  но руководство доверяло мне вести показы. Я всегда вела демонстрации, комментировала, рассказывала, читала стихи…

Зачем это было надо? Я видела, как люди реагировали на показы моды: у некоторых катились слезы!

Это было сильное эмоциональное потрясение. Новая модельная одежда была очень востребована, быстро раскупалась. Два-три показа, и уже нет моделей: раскуплены.

 -Кто их покупал?

 -Часть  уходила  семьям министров, других руководителей. Это понятно.

Они  имели такую возможность - взять и забрать вот эти  вещи.

Тогда у нас и появились первые успехи.

Сотрудники министерства всегда были нашими клиентами, на самом деле. В те самые незабвенные времена, чтобы пошить сценический  костюм,  необходимо было нарисовать эскиз, утвердить его в Министерстве культуры республики, получить подписи определенных лиц,  и только после этого костюм можно было пошить.

А чтобы эскиз был презентабельным и такого формата, который можно было отдать на утверждение в Министерство культуры, нужно было найти достойного художника. Такие водились только в экспериментальной лаборатории, потому что обычные живописцы  были  не в состоянии нарисовать эскиз. Они думали, что могут нарисовать, но на деле это не совсем так.

У нас практически вся республика заказывала эскизы, разработки, вышивки…

У меня образовалась клиентская база, которая состояла из цвета эстрады Чувашской Республики.

Тогда я начала работать с филармонией, где трудились ведущие коллективы, как самодеятельные, так и профессиональные. Вот так началась моя карьера.

 -Какие задачи ставились перед экспериментальной лабораторией?

 -Перед лабораторией стояла задача развивать национальную моду, совершенствовать ее. 

Тогда я начала эксперименты по применению в аутентичном национальном костюме  модных элементов, фактур, тканей, приемов. Я была, наверное, единственной в те времена,  занимавшейся этим.

В мои обязанности как художника- модельера легкой женской одежды,  художника отделки и вышивки входило это все. Я умела рисовать и имела художественное образование.

В те времена вузы, готовящие дизайнеров, набирали пять человек на курс, и никто из выпускников не хотел ехать в провинцию. Потому лаборатория пополнялась местными кадрами – выпускниками худграфа пединститута и художественного училища.

У меня было хорошее базовое образование,  я умела рисовать. Все остальные были конструкторами и технологами, переделанными в художники.

Тогда я начала применять всевозможные технологические приемы к древней вышивке. Переложила  чувашскую вышивку в технику «ришелье», использовала ее не только в традиционных тканях, но и на шифоне.

Многие художники сейчас используют те технологические приемы и считают, что они их выдумали. Ничего подобного! Есть вышивальщики, которые прекрасно помнят, с каким скандалом это все внедрялось. Мне говорили, что чувашская вышивка на шифоне не получится, не надо и пытаться.

Все нововведения проходили со страшным скандалом,  разборками на худсоветах, вплоть  до привлечения директора объединения.

Мне было чуть больше двадцати лет. Можно представить, как  сложно было все это внедрять.

Потом это получило развитие.

Самое смешное: меня клевали, били, мордовали, а  через десять лет  все те, кто надо мною издевался,  в своем творчестве начали на этом зарабатывать.

Но это - жизнь!

 -Когда вы начали участвовать в конкурсах дизайнеров одежды?

 -Конкурсы  начались в годы перестройки.

Все  конкурсы создаются, если сказать откровенно,  для того, чтобы  заработать деньги  или продвинуть собственное имя, раскрутить тех, кто заплатит.

То есть ставятся чисто меркантильные задачи.

Участие в конкурсах дизайнерам необходимо для некоего повышения статуса.  Как повышение квалификации.

Мы ездили на огромное количество российских, международных конкурсов, участвовали в региональных конкурсах. Стремились поучаствовать во всех.

Понятно, что Гран-при, первые места выигрывали, в основном, свои, ангажированные люди.

Но какие-то молодые конкурсы  были лишены ангажированности, и мне удалось победить на одном из международных конкурсов в Москве: он еще не был раскручен.

Сейчас  победить - очень сложно, победа - из области фантастики.

В Чувашской Республике также проводились конкурсы дизайнеров одежды, там участники  выигрывали по статусу: первое место отдавали главному художнику швейной фабрики «Паха тере»,  занимавшейся вышивкой, второе место отдавали фабрике «Нарспи», третье  место – кому-нибудь из художников Дома мод.

Так что тоже было все очень просто и не очень романтично.

 -Когда вы переехали в Москву?

 -Шесть лет назад. Я была приглашена Московским институтом индустрии моды   преподавать.

У меня уже был опыт преподавания: в одном из чебоксарских новых вузов я трудилась деканом факультета дизайна,  мы добились  аккредитации на профессию «дизайн».

…Я получила приглашение ректора Московского института индустрии моды.  Проработала в институте пять лет.

Год назад перешла к нашему бывшему  ректору института индустрии моды, который открыл Московский институт моды, дизайна и технологии, Ольге Федоровне Потемкиной.

Туда же к ней перешел основной костяк преподавательского состава.

Я  уважаю Потемкину, она - достойный человек, профессор, удивительно профессиональная женщина,  очень интеллигентная, из тех, кто заботится о качестве образования.

А в марте 2010 года я получила приглашение работать дизайнером на Шатурской швейной мануфактуре, стать автором модного бренда. Шатура – солидная фабрика. Четыре года назад  ее руководство приняло решение открыть - кроме пошива спецодежды, фирменной и форменной одежды и одежды с применением нанотехнологий - линию фейшн.

Основная задача на данный момент – создать направление фейшн-милитари. Как мужскую, так и женскую линейки.

Дизайнерское во мне всегда плакало и искало выхода. Я, несмотря на то, что преподавала, обязательно сотрудничала с кем-то и разрабатывала всевозможные коллекции.  Для  Государственного ансамбля песни и танца Чувашской Республики: он - постоянный мой клиент уже более пятнадцати лет. У меня сделано  четыре больших костюмных комплекса  для нескольких танцев.

Фирма «Керек» обратилась ко мне с просьбой разработать для них Президентскую  коллекцию носибельной и модной подиумной одежды. И я создала коллекцию «Сурхури» -«Рождество».   Она была сделана из крашеной меховой овчины, в ней  применены очень интересные технологии выделки.  В частности, способ «биколор», когда мех одного цвета прошивают через мех другого, может быть, даже контрастного, цвета. Возникает «эффект арбуза»: на ярко зеленом фоне кожевая часть – розовая, или наоборот.

«Президентская коллекция» - это название появилось потому, что мы ее готовили для новогоднего бала Президента Федорова.

Коллекцию «Сурхури» - «Рождество» я посвятила пятнадцатилетнему юбилею сотрудничества с государственным ансамблем.

В этом году ансамблю исполнилось 85 лет. Сейчас для него разрабатывается очень красивый шифоновый комплекс -  летний, легкий…Он - для гастролей в Японии, где летом 2010 года будет гастролировать Чувашский государственный академический ансамбль песни и танца.

Просьба от руководителя коллектива Юрия Васильевича Васильева была такая: «Ошеломить японскую публику».

Коллекция делается в тонкой пастельной гамме; очень радостная, весенняя.

Сейчас она отшивается в Чебоксарах. Одновременно я работаю над новым брендом, который осенью выйдет на российский рынок.

 -Расскажите о своей семье.

 -Мой муж – Вдовичев Максим Юрьевич, очень интересный художник – постимпрессионист. Его работы находятся в частных коллекциях в Америке, Италии, Англии, Испании, он - потрясающий мастер, я обожаю его творчество и считаю его одним из выдающихся мастеров современности.

Моя свекровь – очень известная женщина: заслуженный художник Чувашской Республики Вдовичева Евгения Аркадьевна. Обожаю ее,  очень с нею дружу.

Я вышла замуж в восемнадцать лет, и в феврале исполнилось тридцать лет моего замужества.

Очень хорошая семья, я ее обожаю.

У нас двое детей.

Старшая дочь – Анна,  художник, компьютерный график, создает потрясающие рекламные графические проекты.

Младшая дочь – Софья, художник-иллюстратор книжной графики, она заканчивает сейчас педагогический университет в Чебоксарах, ее специализация – графический дизайн.

Младшая пошла по моим стопам: дизайнер.

Обе мои дочери, будучи еще очень маленькими, стали лауреатами и победителями многих международных и не только детских, но и взрослых конкурсов дизайнеров одежды: «Кутюрье года», «Первый шаг».

Когда старшей было двенадцать, а младшей – десять лет, они вошли в десятку самых сильных и талантливых детей - дизайнеров одежды России.

Они представляли нашу страну на международном конкурсе «Первый шаг». 

Летом, после защиты диплома, Софья приедет в Москву и будет вместе со мной трудиться над созданием нового российского бренда.

Сейчас они живут в Чебоксарах с семьей моих родителей, но мы вообще планируем все сюда перебазироваться.

У меня есть внучка, Маргариточка - дочь моей старшей дочери.  Тоже рисует,  совершенно гениальная художница, пошла в бабушку.

Муж Анечки, Златоустов Сергей Владимирович, работал на «Эларе» начальником участка связи, бесподобный мальчик; погиб, разбился. Ужасно, до слез жалко.

 -Как сейчас развивается чувашская мода?

 -Хочу сказать с грустью:  фейшн-индустрии в Чувашии   не видно, не слышно.

Нет моды в Чебоксарах и Чувашии вообще.

Никто ею не занимается, никто в ней не заинтересован.

Этническая мода, рассчитанная на продвижение  и  популяризацию чувашского костюма, чувашской культуры, не существует. А если существует, то только в виде разработок, создаваемых для Государственного ансамбля песни и танца. Остальные профессиональные и самодеятельные коллективы,  выходя на презентацию,  берут и тупо копируют.

Этническая мода сохраняется в Чувашии только благодаря Васильеву Юрию Васильевичу, художественному руководителю ансамбля.

Он ставит передо мной конкретные задачи, например:  «Делайте ближе к подиуму».

Все модные направления, технические узлы, разработки, материалы – все это живет только благодаря усилиям Юрия Васильевича.

Очень многое делает директор коллектива Ольга Витальевна Королькова: большая умница. Не понимаю, как она находит деньги.

Я думаю, что  имена Васильева и Корольковой  должны быть вписаны золотыми буквами в историю культуры мира.

Чувашский костюм закончит существование, если не будет получать их поддержки. 

ПРОДОЛЖЕНИЕ ИНТЕРВЬЮ С ЛЮБОВЬЮ ВДОВИЧЕВОЙ


Категория: Мои статьи | Добавил: mosentesh2 (27.04.2010)
Просмотров: 1988 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0 |

Всего комментариев: 1
1  
Вдовичева Любовь - абсолютно неадекватная тетя.
Неуравновешенная, несдерженная. Помоему нездорова. Ну в принципе это видно по внешнему виду. Соску в зубы и образ закончен. Жуть.

Имя *:
Email *:
Код *:
Конструктор сайтов - uCoz
Форма входа
Поиск по каталогу
Друзья сайта
Статистика