Среда, 22.11.2017, 10:16
 
Начало Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Категории каталога
Мои статьи [400]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1467
 Каталог статей
Начало » Статьи » Мои статьи

Марина Зубкова, директор "Местного ТВ"
Марина Анатольевна Зубкова, директор «Местного ТВ» г.Чебоксары, ведущая программы "Самое время"

Цитата с сайта МТВ:«Самая ответственная, дипломатичная, справедливая и красивая ведущая и Директор МТВ. С ней ну о-о-очень приятно общаться. Знает абсолютно всё о телевидении. Здорово шьёт, вяжет и вышивает. Удивительно, как только всё успевает?! Мечтает написать о себе книгу. Работу подчинённых оценивает словом «кайф» (если конечно она того стоит).
Отзывы коллег: «Лучшая из лучших!!!»
Лидерские качества в ней проявлялись всегда, может, как раз это обусловлено датой её рождения? Марина утверждает, что хоть и родилась 23 февраля – в День Защитников Отечества, никогда не чувствовала себя ущемлённой в этот день, особенно со стороны мужчин. Даже скорее наоборот. Куча подарков и поздравлений всегда бывает в избытке. Любит солёные помидоры и суши с лососем, путешествовать и играть с племянником. Не любит – наглость, упёртость, жестокость, неуважение, грубость. Девиз по жизни: «Мечты должны реализовываться!!!»

-Расскажите о себе: где родились, учились, трудились, набирались опыта?

-Родилась в Чебоксарах, 23 февраля, в День защитников Отечества. По знаку Зодиака – Рыба, на границе с Водолеем. Но мистическая интуиция, ощущение мира – наверное, от Рыб все же сохранились.Училась в трех школах: начальные классы – пятая школа, потом – пятьдесят четвертая, сорок первая и опять пятьдесят четвертая. Любимая школа, конечно, пятьдесят четвертая. Потому что в этой школе преподавали русский язык и литературу, мои самые любимые предметы, две Галины, Ушакова и Никонова, самые любимые учителя. Огромное им спасибо за все знания, которые они в меня вложили.Трудилась во многих средствах массовой информации: когда была студенткой, проходила практику в «Радио-Микс», «Европе плюс», газете «Ульяновец»… Это все было не очень долго, по месяцу-два. Для стажировки на третьем курсе, во время летней практики, пришла на «Городское телевидение». Там познакомилась с Мариной Федоровой, нынешним Генеральным директором местного медиахолдинга. В 2000 году мы все вместе создали «Местное телевидение» и стали здесь работать.

-Кем мечтали стать в детстве?

-…В детстве мечтала стать балериной. Надевала носки, под пятку подкладывала что-нибудь плоское, пыталась вставать на носочек. Балетом не занималась, но посещала хореографическую школу.Периодически по жизни я танцую, в детстве ходила в кружки танцевальные…Очень хотела в одно время стать врачом. Всех кукол истыкала «уколами», попы у них у всех проткнутые. Позднее мечтала стать владелицей ателье, конструировать и разрабатывать модели. Но потом мне специалисты сказали, что это очень невыгодное дело: если рассматривать его как бизнес, доходов больших не приносит. Но по прежнему мне это дело очень нравится и, если хватает времени, могу шить себе что – нибудь, конструировать. «Корочка» даже какая – то есть.

-Вы специализируетесь на интервью с людьми-звездами. Какие они? Есть мнение, что «звезда» – скопище проблем. «Великие натуры таят в себе и великие пороки, и великие доблести», утверждали древние греки.Жалко ли вам «звезд», у которых берете интервью?  

-Звезд мне не жалко. Самое страшное, когда во время интервью жалко журналиста, вот этого быть не должно ни в коем случае. А жалко журналиста тогда, когда он непрофессионально относится к своей работе и с пренебрежением относится к собеседнику. Ждет его в студии, придумав всего лишь три вопроса: «С какой целью к нам приехали?», «Сколько у нас пробудете?» и «Какие планы на будущее?» Не хватает у журналиста ни фантазии, ни мозгов, видимо, чтобы залезть в интернет, полистать книжки, журналы, почитать газеты, собрать информацию про собеседника. Если человек видит, что ты – подготовлена и знаешь про его семью, работу и достижения, выясняет, что ты им интересовалась, то это всегда греет любого, потому в ходе беседы все будет в порядке. Меня мои гости хвалят…Ну, не то чтобы хвалят, а говорят: «Спасибо большое за то, что не задавали дурацких вопросов и постарались найти про меня дополнительную информацию».

-Стоит человеку стать «звездой», как его мнение сразу становится интересным? Почему так? Может, он и в самом деле лучше начинает разбираться во всем происходящем? Или он категоричнее дает оценки? Или людей привлекает успех?

-Успех людей, конечно, привлекает. Например, если у тебя нет образования, но ты мечтаешь его получить, то тебе интересно посмотреть на человека, который уже имеет образование и подскажет тебе, как правильнее осуществить мечту.Если у тебя нет бизнеса, но есть желание его открыть, то приятно и интересно будет встретиться с человеком, который уже достиг успеха в этом отношении.Формулировка «звезда» - формальная. Лучше, логичнее, мне кажется, такого человека просто назвать опытным и пожившим. А если человек пожил, у него есть знания, опыт, умения и, конечно, его интересно смотреть и слушать.Некоторые «фабриканты», мальчики, девочки, у которых слегка покосило крышу – может быть, они «звезды». На них ходят смотреть только потому, что они сейчас популярны. К ним и вопросы-то другие, и отвечают они совершенно иначе. Интересно же посмотреть: как сегодня молодежь стрижется, красится, что модно носить, какую музыку – слушать.Если человек – не «звезда», а опытный, поживший, то интересно узнать и про его жизнь, и про его умения, знания.

-Есть такое определение - «звезданутый». Много ли вам попадалось таких? Какие личностные человеческие качества безусловно отличают «звезд»? 

-Обиделась я только на «Корни», единственно за все пять лет. В студию пришли четыре человека - один сидел, в носу ковырял во время интервью, другой ноги закидывал на потолок, третий достал телефон и начал общаться с московским другом, потом мне предложил поздравить его с днем рождения…В таких случаях я, прежде всего, виню себя, причину неудачи тоже ищу в себе. Ведь можно предугадать, что четырех человек очень сложно держать во внимании!.. Нужно было интервьюировать их по одному, результат оказался бы лучше. Они – просто мальчишки, мне кажется, у них – стадный инстинкт. Как в школах бывает, на переменке: если один курит, то другому никак нельзя не закурить. Если один дернет девчонку за косу, то другому тоже обязательно нужно это сделать. Все по отдельности, я уверена, они очень воспитанные, начитанные и уважающие собеседника люди, но вот толпой собрались, и у них, видимо, был еще мандраж перед выступлением, потому все так и выглядело. «Звезды» - они такие же люди.Причем, я заметила: чем больше человек из себя представляет, тем он проще в общении и тем легче с ним разговаривать. Чем меньше человек из себя представляет, тем больше у него понтов.

-У какого исторического персонажа вы бы хотели взять интервью, будь такая возможность, и почему? 

-Я бы взяла интервью у Ивана Грозного. Потому что, в большей степени, его заслуга - в том, что Государство Российское, то, какое оно есть сейчас, сложилось при нем практически. Перед этим царем были годы татаро-могольского ига, все эти астраханские каганаты так называемые, казанские, сибирские… – они были территорией бывшей татаро-монгольской орды. При Иване Грозном они были завоеваны и включены в состав России. Опричнина – это был способ объединить российские территории. Обычно говорят о том, что он был жутко любвеобильным и имел пятнадцать жен. Но, на самом деле, у него - очень сложная судьба. Не осталось наследников – помешали истории с убийством царевичей… В общем, такая смутная, печальная, темная и в то же время – очень яркая судьба. Я бы, наверное, с удовольствием взяла у Ивана IV интервью.

-В одном фильме американский актер Джек Николсон, вернее, его герой, Дэрилл Ван-Хорн, говорит: «…В интервью есть что-то интимное». Интервью – это акт интима, пьеса с саморазвивающимся сценарием или допрос с пристрастием?

-Интервью – самый сложный жанр в журналистике. Вот единственное, что я могу сказать. В этом жанре есть свои приемы. Если хочешь, чтобы интервью получилось хорошим, то сначала оно должно быть интимным, как ни странно. Первые вопросы должны быть такими, чтобы человека расположить к себе, обезоружить его. Надо спросить про семью, детей, успехи, о том, чем человек гордится. В серединке интервью можно задавать уже какие – то «провокационные» вопросы. Если умело методику кнута и пряника применять в ходе интервью, оно получится успешным. Но прежде чем бравировать вопросами, конечно, сначала следует лучше узнать человека, его историю.

-Недавно в Чебоксары приезжали на фестиваль «Золотой Чапай» выдающиеся комики российской эстрады Ян Арлазоров, Ефим Шифрин, автор юмористических стихов Александр Вишневский.Кто из них вам показался смешнее, кто – интереснее, а кто - понравился?

-На фестивале «Золотой Чапай» я не была, Ефима Шифрина не люблю, никогда бы не пошла к нему на концерт, пусть простят меня его поклонники. …Александр Вишневский – вряд ли, хотя стихи его мне нравятся, острые и, что называется, в тему. Мне нравится у Яна Арлазорова его юмористический жанр общения с залом, когда он назначает зрителям в зале их роли: «ты будешь любовником», «ты будешь женой», «ты будешь мужем», «ты будешь пистолетом»…Это здорово весело. Но то, как он себя ведет в жизни, меня немножко «коробит». Он очень агрессивный, ко всем обращается на «ты», ну, по крайней мере, это я видела в репортажах. Понятно, что это у него такая линия поведения, он просто эпатирует людей и тем самым привлекает внимание. Но мне с ним было бы сложно общаться, наверное, если бы он оказался у меня в интервью.

-Там, на фестивале «Золотой Чапай», намечался скандальчик. Вроде бы, Арлазорову не понравилось, что какая-то девушка «в розовой кофточке» его спросила: «Ну, и как доехали?» Вопрос, возможно, и не фонтан, но ведь, в принципе, первый вопрос и не должен быть экстравагантным. Он должен быть простым, понятным, легким, приглашающим к беседе. Заискрившийся уголек разногласий грамотно и корректно притушили. Может, зря? Не кажется ли вам, что начинающему фестивалю хорошо темперированный скандал со «звездами» как раз бы не помешал?  

-Наши журналисты – я к ним тоже себя причисляю – мы, прямо скажем, не такого уровня развития, как Ян Арлазоров. И когда он едет в Чебоксары с желанием и целью, словно в спектакле с прописанным сценарием, эпатировать публику, а мы ему задаем первый вопрос «Как вы доехали?» и потом обижаемся на его экстравагантный ответ, то это, конечно, неправильно. Если ты понятливый и умеющий просчитывать ситуацию вперед человек, то, конечно, напишешь несколько заготовочек себе, так, как это делает Ян Арлазоров, наверняка. Иначе не найдешь, что ответить. Но, заготавливая варианты ответа и зная, что Ян Арлазоров будет эпатировать, наскакивать и отвечать так, что мало никому не покажется, надо подумать, а стоит ли задавать вопросы в такой формулировке: «Как вы доехали?», «Какие у вас цели?» и «Планы на будущее?» - эти три самых простых вопроса рождаются оттого, что человек ничего не знает о Яне Арлазорове. Вот если бы журналист сказал: «Слушайте, я знаю, что вы с поезда на поезд, вы были сейчас в Сочи, там сели в вагон, еле доехали до Москвы и тут же пересели на чебоксарский, приехали сюда; я подсчитал, вы были сорок восемь часов в пути! Так чем же вы занимались эти сорок восемь часов? Провели их в вагоне – ресторане? Кто был вашими попутчиками?»…Он бы не смог хулиганить, если бы про него вот так подробно все рассказали…Или если бы журналист сказал: «Я так интересуюсь вашей судьбой, вы были там-то и там-то, я прочитал», то есть дал понять, что потратил на выяснение деталей свое время, то тот уже не смог бы ни нахамить, ни нагрубить. Он бы включился в журналистскую игру и следовал ее правилам. Мне кажется, нужно просто лучше готовиться к интервью. А готовясь к Яну Арлазорову обязательно надо иметь в виду, что он - не простой слесарь дядя Петя, который тебе на вопрос «Ну, и как вы доехали?» ответит «Спасибо, что вы обо мне заботитесь, очень хорошо доехал».В общем, нужно быть готовым к интервью, особенно – со звездой. 

-Наверное, все же вопрос может быть и глупым, и это даже лучше, если в нем есть провоцирующая неточность, избыточность, шероховатость: отвечающему есть за что зацепиться, а за гладкий, скользкий, хорошо отшлифованный вопрос – зацепиться как раз сложно.

-За вопрос нужно зацепиться, согласна полностью. Хороший журналист позволяет себе и дураком быть. У нас есть даже такой прием, который называется «прикинься дурочкой». Да, просто прикинься дурочкой! Человек сначала взбешен и возмущен твоей тупостью и непониманием: «…Да что же?!» И начинает тебе объяснять как полоумному. А это как раз и нужно – четкий, разложенный по полочкам ответ. Потому вопрос с шероховатостями – очень хорош. А вопрос, предполагающий ответ «да» или «нет» - плох. Все журналисты это знают, в принципе, такие истины прописные.

-Кто вам интереснее в качестве объекта интервью: бизнесмены, люди искусства, военные, политики, модельеры, коллеги, просто хорошие спецы всех профессий? Те, кого понимаете или, напротив, люди, чьи поступки вам совершенно непонятны? 

-Совершенно неважно, чем занимается человек, главное, чтобы у него что-то было за душой. И чтобы он к вопросу подходил с пониманием. Люди московские – они знают, что телевидение – шоу. Что, если ты пришел на телевидение, то не только задача ведущего сделать из программы шоу, но и твоя задача, как героя, сделать шоу из этой программы.Москвичи такие вещи понимают отлично – у них больше опыта и больше приходов на телестудии, радиостанции. Потому в ответах они стараются «изюмины» искать, чтобы как – то разукрасить свою речь, сделать ее интересной, красивой.…Не люблю, вот прямо и честно признаюсь, не люблю наших чиновников. Ну, не всех, конечно…Бывают оголтелые такие чиновники, которые воспринимают интервью как отчет коммунистической партии о проделанной работе. И начинают: «…Мы перевыполнили план на двести процентов с увеличением оборота валовой продукции…». -Чарли Чаплин в своей книге рассказал про то, как выбирал образ своего героя. Он решил: это должен быть джентльмен, который при случае может дать пинка.Вы сами себе выстраиваете имидж или это делает кто – то другой? Или Вы об этом не задумывались? -Задумывалась, конечно. Но нет у нас таких специалистов, которые могли бы выстроить имидж, поэтому у нас все происходит на уровне подсознания, чувствительности, знания и понимания профессии.Для меня главное – какой я НЕ хочу быть в эфире.Я не хочу быть сухой матроной, дикторшей советского телевидения, которая не имеет ни чувств, ни реакции и идет по заданным, прописанным в сценарии вопросам, совершенно не слушая человека. Я хочу реагировать, хочу, чтобы наша беседа была не интервью, а дружеским разговором, который бы заставлял зрителей переживать, радоваться, улыбаться, вместе всплакнуть где-то. Такие вот самые главные цели, и, надеюсь, мне удается их достигать.

-Как становятся директорами телестудий?

-Я всех своих собеседников прошу нарисовать «формулу успеха», в конце программы.В качестве собственной формулы я бы нарисовала: «Работать, работать и еще раз работать». В любой профессии если хочешь чего-то достичь, надо трудиться. Сейчас знаете какое время? Сейчас время очень жесткое, и это очень хорошо. Если ты не профессионал и не хочешь стать профессионалом, то не будешь директором, не сможешь занимать высокие должности и не станешь человеком с высокими доходами. Очень жесткий отбор происходит. Если ты - посредственный человек, то не будешь директором телестудии. Ну, вот так, условно…

-Если бы вас из Чебоксар одновременно пригласили руководить телевизионными студиями космического центра Хьюстона, научного городка Кембриджа и, скажем, города эстетов Парижа, что бы вы предпочли?

-Париж, конечно. Мы, россияне, воспитаны на классике и золотом веке русской литературы, прозы и поэзии. Даже войны Наполеона воспринимались чуть ли не как «просветительское» явление – мол, после них начались декабристские восстания, борьба за свободу, равенство…В Париж, я бы, наверное, в Париж поехала.

-Вы были во Франции?

-Нет, во Франции я не была…

-А в каких странах побывали?

-…С удивлением для себя обнаружила, что люблю ездить по заграницам. Случилось это два года назад, когда в первый раз поехала в Турцию.В Турции, мне кажется, самое прозрачное море – теплое, соленое, можно практически не плавать, а лечь на волны, и они тебя держат. Шикарная турецкая баня – тем, кто еще в ней не был, советую очень-очень. В этом году, летом, была в Праге. Отдых, конечно, не такой, как на юге, а «ходячий», для ума: пешком проходишь в день десять – пятнадцать километров, потому что сплошные экскурсии. …Обалденные готические замки! Ради этого стоит и двадцать километров пройти, и все сто. Тем, кто еще не был в Праге, советую: загляните в Собор Святого Витте, специалисты говорят, что по красоте и архитектурной ценности он значит не меньше, чем Нотрдам де Пари.

-Велика ли разница между мечтой и реальностью туриста?

-Я о Праге думала: совершенно другой город, чем Чебоксары, чем даже Москва; не знаю – небо другое, земля, здания из камней, которых просто не видела никогда в жизни; что люди совершенно другие. Было сказочное, полудетское представление о чем-то заоблачном. А приехала в Прагу, и в первый момент наступило разочарование. …Многие так говорят. И те люди, которые побывали в Париже, допустим. Появляется разочарование от того, что - мамочка! - и пакеты грязные целлофановые валяются по улицам, и бомжи ходят. Даже в Париже, даже в Праге! А камни, из которых сделаны здания – они точно такие же, серые и жесткие. И вода в каналах пахнет затхлостью, гнилой рыбой.Разочарование - от того, что нет сказки, которую мы себе рисуем. Но, между прочим, если я хочу интересно провести время, получить эмоции хорошие, я вот так делаю: прямо сейчас в голове переключаю: «Нет, я буду верить в ту же сказочную Прагу, которую до сих пор для себя рисовала!»Таков мой способ отдохнуть и привезти замечательные впечатления. Главное – не разочароваться или, по крайней мере, продолжать верить в сказку.

-После того, как вы так хорошо освоили телевизионную журналистику, какая профессия вам больше всего нравится?

-Не поймаете!…Телевизионную журналистику освоить до конца не-воз-мож-но! Это организм, который развивается со временем. Появляются новые технологии, новые правила, новые предпочтения у зрительской аудитории. Это такой развивающийся процесс. А насчет того, какая профессия нравится…Меня сейчас чаще какие-то все меркантильные интересы преследуют. Хочу оборачивать средства, получать от этого прибыль. Нет, не думаю, что грежу профессией финансиста. Для души, хорошего самочувствия и настроения, я бы всегда занималась журналистикой, тем, чем сейчас занимаюсь. Но в современном мире есть необходимость осваивать умение обращаться с деньгами, чтобы не просто положить средства, заработанные потом и кровью, на счет в банке и смотреть на него, а извлекать прибыль. Думаю, вот этому умению нужно учиться.
интервью 29 ноября 2005 года
Категория: Мои статьи | Добавил: mosentesh2 (22.02.2010)
Просмотров: 1867 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Конструктор сайтов - uCoz
Форма входа
Поиск по каталогу
Друзья сайта
Статистика