Понедельник, 22.01.2018, 07:18
 
Начало Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Категории каталога
Мои статьи [399]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1467
 Каталог статей
Начало » Статьи » Мои статьи

Д.Кузьмин: "Младшие выбирают себе старшиих"

Кузьмин Дмитрий Владимирович,  главный редактор издательства «АРГО-РИСК» и журнала поэзии «Воздух», Москва

 

 

-Расскажите о себе.

 

-Я родился в Москве. Моя бабушка – знаменитая  переводчица Нора Галь, которая перевела на русский язык Сент-Экзюпери, многих других известных писателей,  потому вокруг меня литература была всегда.

Протекционизма мне не перепало: я все делал сам. Окончил педагогический университет, защитил кандидатскую по теории и истории русского стихосложения двадцатого века. С конца восьмидесятых годов, с моих юношеских лет, занимаюсь организацией поэтического процесса: собиранием альманахов, организацией живых серий, фестивалей,  литературных интернет-проектов, из которых наиболее известен сайт «Вавилон.ру» - собрание современной русской поэзии.  

Пишу стихи, перевожу с английского, французского, украинского.

 

-Вы – один из кураторов и организаторов Межрегионального фестиваля поэзии в Чебоксарах.

Чем  такие фестивали  для вас интересны?

 

-Я занимаюсь изданием современной русской поэзии. Волею обстоятельств много езжу по поэтическим фестивалям, которые довольно активно проводятся в различных российских регионах. В том числе – и в Чебоксарах.

Поэтические фестивали бывали и раньше, но у новой волны есть ряд особенностей.

Во-первых, это совершенно независимые инициативы.

Иногда  городские или региональные структуры могут их поддерживать, как в данном случае, но, в принципе, фестиваль проводится по инициативе снизу, которая исходит от самих поэтов, а не от каких-либо организаций.

Во-вторых, очень силен элемент межпоколенческого диалога.

Фестивали организовывают молодые люди. Они приглашают, конечно, и старших авторов. Но – видите, какая штука! -  очень важно, что они сами их выбирают.

Это вопрос  литературной эволюции. Некоторые ошибочно думают, что в культуре эволюция происходит по схеме  «старший  назначает себе младшего». Но в современной поэзии происходит ровно противоположное: младшие  выбирают себе предшественников.  И те, кого они выбрали,  остаются в литературе, а те,  кого  не выбрали,  списываются в архив.

Основная модель именно такая.

И очень хорошо, что молодые организаторы сами решают, кто из старших авторов действительно представляет интерес для будущего.

У новой фестивальной волны есть особенности, которые делают эти акции более перспективными.

Пример наиболее успешных фестивалей – например, нижегородского – показывает: за два-три года  их  существования  в регионе начинает подтягиваться новое поэтическое поколение.  Появляются новые имена. Новички  пишут не всегда ровно, все-таки им – только  около двадцати. Но причинно-следственная связь между фестивалями и появлением новых имен очень заметна.

В литературу приходят новые люди, которые острее чувствуют, что сегодня вокруг них происходит. Это помогает им  поэтически самоопределиться,  понять, что они сами могут к этому добавить.

Фестивали - очень хорошая инициатива, в целом.

Чебоксарский фестиваль, мне кажется,  довольно удачный: он разный и по направлениям, и по поколениям.

Понятно, что в содержательном, эстетическом плане  творчество его участников,  от  Гандлевского и Айзенберга до Натальи Азаровой – это  целый спектр от «крайнего востока до крайнего запада», условно говоря.

И очень хорошо, что эти   очень разные творческие  направления  соединены  на одном пространстве.

Молодые авторы неплохие – нижегородские, челябинские…

Насколько  чебоксарским  авторам удастся  "вписаться" в  их  среду сейчас и в дальнейшем, нам  предстоит понять. С первой попытки трудно разобраться. Ведь мы сюда едем, мало зная, кто здесь и что пишет. Только приехав сюда, например, я сообразил, что Эдуард Кранк, которого  пятнадцать лет назад читал в Москве, он - из Чебоксар.  Знал, кто это,  но не помнил,  из какого города.

Когда не стало Геннадия Николаевича Айги для нас этот регион на литературной карте  стал как бы  белым пятном. Что здесь происходит? Как?
Теперь нам это предстоит выяснить и включить Чебоксары в общие процессы. Думаю, кто-нибудь из чебоксарцев сможет успешно в них  адаптироваться.

Вот сейчас выступил Григорий Галкин, прочел свои стихи.  С моей точки зрения, там не все ровно, но есть зерно.

 

-Критерии поэзии – они как-то меняются?

 

-Думаю, что да.

Правда, интуитивную оценку никто не отменял. Но, с моей точки зрения, интуиция базируется на опыте. Люди набираются опыта и в какой-то момент понимают: им не надо выстраивать каждый раз всю логическую цепочку, чтобы что-то понять, поскольку  в  личном  опыте -  достаточно аналогов.

Я думаю, что в частных аспектах эстетические  критерии, конечно, меняются. Есть стихи, которые тридцать - сорок -  пятьдесят лет назад могли казаться откровением, а сегодня  вызывают удивление.

Но в целом, мне кажется,  принципы оценки искусства остаются более или менее неизменными и в новую эпоху.

После поворота от классицизма к романтизму  от идеи незыблемой эстетической нормы, которую надо достигнуть,  культура отказалась.

Сейчас  в  искусстве  требуется индивидуальность, и она  должна  обязательно внести  в культуру нечто новое, свое. С этим требованием согласны все. Хотя что именно внести, каким способом – тут мнения начинают сильно расходиться.

Концептуализм поставил  под большой вопрос эту идею. Но, мне кажется, он ее не подорвал,  не отменил. Он, наоборот, заставил нас еще внимательнее всматриваться в творчество каждого художника и искать ответ на вопрос: есть добавление, индивидуальный  вклад, или  все - симуляция и имитативная практика, то, что  Дмитрий Александрович Пригов называл «промыслами».

Генеральный подход не создает универсальной отмычки,  лекала, которое можно приставить и четко  определить:  хорошо или плохо.

Каждый пользуется основным критерием  в меру своего понимания, своей компетенции. А кто им не пользуется, тот стоит вне актуального движения культуры  и  тем самым подписывается под своей принадлежностью  к  очень давно прошедшей эпохе,  когда заранее было известно,  каким должно быть произведение искусства.

 

-Можно определить иерархию лучших поэтов России?

 

-Я очень боюсь таких пирамидальных структур. Потому что они подразумевают некоторое  единство в направлении движения.

То есть, когда  мы точно  знаем, какого эстетического результата должны добиться, то совершенно понятно: один к нему  ближе всего,  а  кто-то - отстал на полшага.

С моей же точки зрения, сегодня мы имеем  облако эстетик,  поэтик, творческих методов. Оно - очень размытое.  На его границах отдельными  творческими личностями совершается  прорыв в небывалое и неизведанное. Но  в каком именно месте,  где,  когда,  сколько таких прорывов может  произойти  -  невозможно  предсказать.  Можно только констатировать, что интересные   события  произошли  в той  или этой областях,  называть имена и фамилии, с которыми  они  связаны.

Но в единую иерархию имена  не получится  выстроить, потому что они - очень разные и движутся в разных направлениях.

Моя любимая, хотя и  не мной придуманная метафора – дерево.

В былые времена  культура развивалась  как "ствол". Имелись  противоречия в каждый конкретный момент времени, но они были бинарные. А с начала XX века "ствол" начал ветвиться. И получилась очень пышная "крона".

Люди, которые находятся  на «разных ветках»,  часто даже не знают друг о друге. Но если посмотреть снаружи,  то видишь: некоторые "ветки" – сухие, некоторые – напротив,  дают новые свежие поросли.

А какая из этих "веток" главная и самая основная – никто не скажет.

 

-Миссия для себя - как бы  вы  ее  сформулировали?

 

- Много интересных поэтов в России. И переводчики есть.

А вот то, чего, может быть, не хватает современной русской поэзии – организаторов. Не менеджеров в чистом смысле слова, потому что менеджер – человек безразличный, он за деньги может производить что угодно, а организаторов, которые находятся внутри культурного процесса.

 

-«ОрганизаВторов»?…

 

-Людей, у которых есть некая культурная миссия.

С этим были большие проблемы последние полтора-два десятка лет. И  фестивальное движение  - один из признаков того, что постепенно проблема решается. Появляются люди, готовые придумывать и организовывать.  Без  их поддержки осуществлять  проекты  невозможно, потому что сфера – некоммерческая. На ней нельзя заработать никаким способом: ни книжками, ни фестивалями, ни журналами.  Ничем.  

Только миссионеры, у которых есть культуртрегерская идея проекта, могут как-то выкрутиться.

...Культурное хозяйство –  многоукладное. Много  художественных языков  участвует в разговоре культур.  Все  они друг друга не хуже и не лучше.  
Изучая  многообразие картины, мы начинаем понимать, что  с  нами  всеми  происходит.

Искусство отражает некую  предметную и психологическую действительность, то, как мы устроены,  чем  индивидуально  отличны  друг от друга.

В поиске  искусства,  которое сегодня отвечает на эти основные вопросы,  мы не можем ограничиться одним течением, одной тенденцией. Мы должны пройтись по разным веточкам  огромного дерева,  перебрать их, составить из них сложную мозаичную картину.

Вот это, в сущности, моя  главная культурная идея. Она - не очень хитрая, прямо скажем,  тем не менее  с ней не очень просто работать. Потому что нужно  многое  знать,   уметь,  обладать способностью  вникнуть, вчувствоваться  и собрать  цельную картину, ничего не пропустив, не прозевав, желательно - не нагнав мусора и балласта.

То есть,  в принципе,  задача - не такая простая. Соответственно, все мои проекты -  сайт «Вавилон», журнал «Воздух», книжные серии и приложения к нему – строятся в рамках попыток реализовать  эту задачу. Цель - собрать вместе, под одной крышей, на одной площадке, авторов очень-очень разных, чтобы   в   целом   они   определяли   контур   «кроны».

ПРОДОЛЖЕНИЕ ИНТЕРВЬЮ

Категория: Мои статьи | Добавил: mosentesh2 (01.04.2008)
Просмотров: 1087 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Конструктор сайтов - uCoz
Форма входа
Поиск по каталогу
Друзья сайта
Статистика